«Рыболовный рай» — сайт о рыбалке


Рассказ о снастях для нахлыстового уже­ния рыбы

Но ловить Нахлыстом, То. Е. самым трудным спо­собом, мелкую плотву — это Оказывать ей слишком много чести.

Л. П. Сабанеев

Рассказ о снастях для нахлыстового уже­ния рыбы приходится начинать довольно издалека. И дело здесь не только в том, что, в отличие, скажем, от донки, которую каждый мальчишка видел и некоторые даже со­бирали ее своими руками, удочку для нахлыстового уже­ния видели далеко Не Есе.

Так, побывавший на Тихом океане столичный нахлы стовик рассказывает, что на рыбалке его почти везде спра шивали, Чем Он занимается. Большинство тамошних ры­боловов никогда не видели применения этой снасти.

С сожалением приходится констатировать, что даже получи каждый в руки готовую первоклассную нахлысто-вую снасть, этого окажется совершенно недостаточно для понимания того, что же собой представляет этот нахлыст.

В последние годы этот вид рыбной ловли превозносит­ся как «особо спортивный и благородный».

Спорить с подобным утверждением сложно, особенно там, где он таковым и является. Лов рыбы на искусствен­ную приманку, причем лов рыбы осторожной и весьма силь­ной, такой, как лосось, форель или гольян, действитель­но представляет собой занятие спортивное и в высшей степени красивое даже для стороннего наблюдателя. Од­нако пока развитию этого вида рыболовства в нашей стра­не препятствует целый ряд факторов довольно объектив­ного характера.

Прежде всего, для лова нахлыстом необходимо нали­чие водоемов с подходящими объектами, то есть с ры­бой. У нас такие водоемы находятся еще в стадии ста­новления. Если посмотреть на опыт США, которые в на­стоящий момент считаются едва ли не наивысшим авто­ритетом в этом виде спортивного рыболовства (напом­ним, что нахлыст — изобретение все же английское), то для постоянного воспроизводства рыб — объектов на-хлыстовой охоты, там расходуются весьма солидные сред­ства и задействованы для этого большие силы. Проще говоря, на сегодняшний день в США — это целая индус­трия. Нахлыстом увлекаются миллионы, включая извест­ных лиц, политических лидеров, вплоть до президента и его окружения. Его пропагандируют и культивируют, он служит весьма солидным источником доходов для круп­ных фирм по производству рыболовного снаряжения. Имеются музеи, посвященные этому виду рыболовного спорта. Существуют школы, где можно освоить в счи­танные дни азы нахлыста и получить указания, по како­му пути следовать в стремлении стать мастером этого вида спорта.

Все это требует многих лет упорной работы и серьез­ных капиталовложений, что у нас, при наших экономи­ческих трудностях, быстро разрешено быть не может.

И все же работа по созданию подходящих водоемов у нас проводится, и нахлыст приобретает все больше и боль­ше сторонников, а это — верная примета того, что за этим видом рыболовного спорта и у нас большое будущее. А значит, стоит вести подробный и обстоятельный разго­вор об этих снастях и обо всем, с ними связанном.

О нахлысте как таковом упоминал еще Сабанеев. Судя по его высказываниям на этот счет, а одно из них вы прочли в начале главы, он понимал, о чем. собственна, речь... Но по-настоящему увлекаться нахлыстом у нас ста­ли только в последние лет двадцать, До этого были лишь отдельные знатоки и энтузиасты этого вида спорта, а в широких рыболовных кругах он «хождения» не имел.

Первым энтузиастам приходилось туго, и многие так и не узнали, чем отличается образец рыболовной фантазии, который они сами сочинили, от настоящей удочки для на­хлыстового ужения... По словам одного из наших старых рыболовов-нахлыстовиков, когда он впервые взял в руки сделанную видной западной фирмой нахлыстовую удочку, его охватило смятение. «Я знал, что то, чем рыбачил я, отличается от фирменной снасти, но даже не подозревал, насколько велики эти различия,,.», — ошеломленно де­лился он своими впечатлениями.

Однако весь фокус в том, что нахлыст, как вид рыбо­ловного спорта, при ближайшем с ним ознакомлении спо­собен привести в смятение не только совершенством ору­дий лова. Для тех, кто не был в Англии, Канаде, США и не видел воочию этого совершенно своеобразного явле­ния, каким является нахлыст, будет трудно вообразить все его отличия от нашего представления о рыбной ловле. Воспитанные на весьма и весьма трепетном отношении к животному миру и природе вообще (в этих странах Обще­ство защиты животных — организация, имеющая отнюдь нешуточный вес и авторитет), жители США, например, относятся к вопросам сохранения природы достаточно се­рьезно.

В подобной нравственной атмосфере рыбная ловля при­обрела очень своеобразные и для нашего понимания не всегда доступные формы. Мало того, что где-то с тридца­тых годов под давлением защитников природы стал рас­пространяться принцип, названный по имени человека, первым его провозгласившего, принципом Ли Вульфа. «Поймал — отпусти!» — вот его суть. Под воздействием подобных идей формировался новый вид любительского рыболовства, который, по нашим представлениям, стано­вился все более и более спортивным. А может быть, про­сто культурным.

Стало «не принято» использовать при лове рыб живые насадки. И это легко понять. Мир насекомых в наше вре­мя полон вымирающих видов. Это факт, не требующий доказательств. Посмотрите вокруг. Часто ли вам прихо­дится видеть подалирия или махаона? А ведь эти краси­вые бабочки еще несколько десятилетий назад были обыч­ными в нашей природе, встречались почти во всех наших регионах.

«Настоящий» рыболов-нахлыстовик ловит только на ис­кусственных мушек. Это пропагандировалось, принимались специальные законы, создавалось соответствующее обще­ственное мнение.

Таким образом, нахлыстовое ужение оказалось одним из тех увлечений, что показывает степень культуры чело­века, степень зрелости общества в его отношении к при­роде. У нас, как было сказано выше, уже есть его энтузи­асты и мастера. Но значит ли это, что у нас есть такое общественное явление, как спортивное нахлыстовое уже­ние? Увы, увы... Для нас это еще желаемое, но, по-види­мому, отдаленное будущее.

Tags: , , , , , , , , ,